электронная газета о профилактике зависимостей
№ 8 (11) август 2011
Доктор прописал

Кто, если не мать

Жесткий разговор в праздничный день

В ПНП № 7 за 2011 год в публикации «Искусство выздоровления требует мудрости» вместе с письмом нашей читательницы Елены Соколовой был напечатан комментарий психиатра-нарколога НД №4 г. Москвы Дины Фербиковой. Тема, поднятая газетой, вызвала большой отклик, в особенности у тех женщин, у которых сыновья больны наркоманией. К сожалению, в письмах матерей сквозь боль и отчаяние, вполне понятные в подобной ситуации, мы можем увидеть, большое количество ошибочных действий, усугубляющих наркоманию у детей.


Галина Т., 45 лет, из г. Владимира пишет: «Проблемы с наркотиками у моего сына начались в 15 лет, когда сын, после конфликтов в школе, бросил учебу и пошел на рынок, где его и «подсадили» на наркотики». Давайте попробуем перевести эту фразу на более грамотный психологический уровень. И звучать она тогда будет подобным образом: «К 15 годам у моего сына были проблемы с адаптацией в коллективе, но не было четких жизненных планов, не было стремления к получению образования, и он пошел работать на рынок». В такой обработке фраза гораздо ближе к правде, и становится понятно, что в этой семье проблема наркомании не взялась из воздуха и ею «не заразили» сына на рынке. В этой семье, по всей видимости, никогда не заводились с сыном беседы на тему: «Сынок, а что тебе в жизни интересно? Кем бы ты хотел стать? Как правильно выстраивать взаимоотношения со сверстниками? Как можно решать конфликты?».

Виктор Франкл, известный психоаналитик, психолог, психиатр еще 80 лет назад написал такую фразу: «Бессмысленный досуг, пустота и экзистенциальный вакуум являются одними из основополагающих факторов, влияющих на формирование и развитие зависимого поведения».

С вероятностью в 90%, можно предположить, что в семье Галины Т. взаимоотношения между членами семьи носят чисто формальный характер. «Сыт, обут и – ладно, а более «высокие материи» меня не касаются», – скорее всего так ответила бы она психологу или педагогу, заикнись они о том, что с сыном нужно больше общаться, стараться развивать в нем стремление к учебе, интересы.

Читаем дальше. Римма П., 42 года, из Московской области пишет: «Мой сын в 16 лет попал под плотную опеку 25-летних людей, живущих на «левые» доходы. Поэтому он и стал наркоманом. А ведь всегда рос таким послушным мальчиком, ни в чем мне не перечил, выполнял всегда все то, что я его попрошу, но попал под дурное влияние, и мальчика как будто бы подменили». Давайте опять переведем на язык психологии данную фразу: «По характеру сын вырос человеком внушаемым, не способным противостоять отрицательному воздействию окружающих, зависимым от мнения окружающих с несформированными социальными нормами и установками, не способным принять собственное решение в ситуации выбора, с несформированными навыками отказа и уверенного поведения». И если мы прочтем уже переведенную на психологический язык фразу, то можно задать вопрос. Что делала мама все 16 лет, воспитывая сына, какие она стремилась заложить в него духовные и нравственные ценности, как она учила его разбираться в людях и выстраивать с ними взаимоотношения? Или маме было очень удобно, что мальчик послушен, не перечит, а, значит, можно не считаться с его мнением. И вообще, «зачем сына спрашивать о том, что он думает, что он чувствует», выполнил как «биоробот» ее поручения и свободен. Она его за это похвалила, и на этом ее материнские функции закончились.

Еще одну неправильная модель воспитания можно увидеть в семье, где не приучают ребенка иметь свое мнение. Я, проработав с наркоманами более 9 лет, ни разу не слышала от своих пациентов, что кто-то «насильно, против их воли, колит им наркотик». Нет, решение употребить наркотик они принимали сами. Да, их уговаривали, предлагали, «соблазняли», но не применяли физического насилия. Решающее слово всегда оставалось за ними. Еще раз повторю: наркомания сама по себе просто так не берется, для нее должен быть подготовлен определенный «фундамент». И этот «фундамент» закладывают родители, которые не сформировали в детях жизненно важных навыков, не заложили в них духовные и нравственные ценности, не стремились к развитию у них жизненных интересов, не научили их такому важному навыку, как умение оценивать последствия своих действий, не научили высказывать собственное мнение. Эти навыки закладываются в детстве. И делается это именно в семье, в быту, в обычных жизненных ситуациях, когда сына просто спрашивают: «А что ты думаешь по этому вопросу? А какая у тебя точка зрения по данной ситуации?».

Еще одна наша читательница пишет: «3 года назад, в 17 лет, сын стал исчезать из дома, лгать, красть, поговорить было невозможно, домой являлся в невменяемом состоянии». Давайте с вами задумаемся, может ли такое поведение возникнуть в семье, где между родителями и сыном есть взаимное уважение и доверие? Из опыта своей работы могу сказать, что подобные вещи происходят в семьях, где значительно нарушены внутрисемейные отношения, отсутствует контакт с ребенком (который, кстати, на заметку всем родителям, необходимо создавать с самого раннего детства, а не «очухиваться», когда позвонили из детской комнаты милиции). Как правило, если в семьях есть хорошая, доброжелательная атмосфера, существуют определенные семейные традиции, приветствуется уважительное отношение к каждому члену семьи, у каждого члена семьи есть возможность открыто высказать свое мнение (каким бы оно ни было), «почвы» к наркомании нет.

К большому сожалению, редко встречаются родители, которые способны задуматься над вопросом, как не воспитать сына-наркомана до того момента, как увидели в его столе шприц. Гораздо чаще родители идут другим путем и направляют свою энергию совсем не на выяснение отношений с правоохранительными органами, с педагогами, с медиками, со всеми, кто в состоянии обрисовать ситуацию с их ребенком. Почему-то родители считают своим долгом наблюдать за зрачками своего ребенка, выворачивать карманы на изнанку и устраивать очередной допрос, вместо того, чтобы подойти к ребенку и сказать: «Я так сильно беспокоюсь, что тебя целыми днями нет дома, что с тобой творится, что у тебя на душе?».

Чтобы 15-16 летний подросток ответил на эти вопросы, его еще мальчиком (девочкой) начиная с 4-5 летнего возраста нужно спрашивать: «Что ты чувствуешь? Чем тебе понравился и чем тебе не понравился сегодняшний день?». Или в 6-10 лет: «Что сегодня у тебя было хорошего, и что плохого произошло сегодня?» Вместо дежурного вопроса, свойственного большинству родителей: «Давай дневник. Какие оценки сегодня получил?». Доверительный контакт с ребенком устанавливается в период раннего детства. Если этого в детстве не произошло, когда мама спросит сына – подростка: «Что с тобой происходит, сынок?», в ответ, скорее всего, получит закономерное: «Не лезь не в свое дело, мать».

В своих письмах мамы часто жалуются на правоохранительные органы, которые не предпринимают, якобы, никаких усилий по закрытию точек нелегальной продажи наркотиков. Они не понимают того факта, что даже если бы закрыли все точки нелегальной продажи наркотиков, семейная ситуация останется статус-кво. Я помню ситуации, когда родители продавали жилье, везли своих детей-наркоманов в глухие деревни, где никто даже слова «наркотики» не знал, но их сыновья умудрялись и там из «подручных средств» изобрести вещества, одурманивающие сознание. Ведь невозможно же запретить в стране продажу бытовой химии, клея «Момента», других веществ, которые используют зависимые люди для того, чтобы «кайф словить». Но вполне возможно воспитать такую личность, которая в жизни будет удовольствия получать от спорта, здорового общения, саморазвития и других вещей.

Еще один популярный вопрос: «Как заставить сына (дочь) лечиться?». Очень сложно отвечать на подобные вопросы. Можно предоставить возможность сыну решать, что он хочет: болеть или выздоравливать. Если он выберет болезнь, то, как бы печально это не звучало, но это его выбор. Можно самим пойти в группы на преодоление созависимости, и, как показывает опыт, очень часто после того, как меняется ситуация в семье, больной человек начинает обращаться за помощью. Есть такая поговорка: «Можно привести лошадь к водопою, но нельзя заставить ее пить воду». Можно дать человеку информацию о том, что у него за болезнь, какие существуют методы лечения его заболевания, как наиболее эффективно лечить его заболевание. Но при всем этом, лечение будет уметь успех только в том случае, если человек сам на себя берет ответственность за свое выздоровление, а не его родители.

подготовила медицинский психолог НД №6 г. Москвы

Надежда ШЕВЯКОВА


На главную