электронная газета о профилактике зависимостей
№ 8 (11) август 2011
Пост советов

Шаг в бездну

ПНП публикует заключительную часть записок человека, знакомого с миром наркотиков по личному опыту. Он – бывший наркопотребитель с десятилетним героиновым стажем – нашел в себе силы разорвать чудовищный круг наркотизации и выйти живым из наркотического рабства. Данный материал, безусловно, может быть полезен не только специалистам, ведущим работу в области профилактики химических зависимостей среди молодежи, но также широкому кругу родителей, воспитателей и просто тех читателей, кому не безразлично здоровое будущее нашей страны.


КАК ЖИТЬ БЕЗ СЧАСТЬЯ?!

Вот ты в нормальном состоянии. Ты получил пятерку по математике. Такое счастье. Всю жизнь одни двойки (шучу), здесь на тебе, пятерка. У тебя сердце так бьется теперь, так здорово, ты так счастлив.

На соревнованиях в шашки победил – тебя на табуретку поставили, конфету вручают. Тебя понесло к облакам. Знать, не знал, как это делается (шучу). Выиграл, от ощущения счастья тебя распирает.

Влюбился. На улице грязь, холод, ветер промозглый, а у тебя в душе ангелочки летают, птички поют, цветы расцветают. «Она у меня такая, вот такая». Любовь – великая сила. Это когда ты в нормальном состоянии.

А вот ты употребил героин. Получил ты пятерку. А чего? Четверка – тоже оценка. Поставили тебя на табуретку за первое место в классе по шашкам. Конфеты вручили, а тебе, – да главное участие. С девушкой познакомился, – хорошая такая она, ага, наверное, люблю, а та тоже ничего, а эта тоже нормальная.

К чему это я?

У нормального человека организм сам вырабатывает серотонин (гормон счастья). Он может радоваться, веселиться, испытывать эйфорию счастья. А героин (всего один раз попробовал) убивает в организме надолго возможность вырабатывать этот гормон.

Лично мой пример. 13 лет не употребляю наркотики, из них 10 лет я не знал, что такое счастье. Даже когда совершал непостижимые уму поступки. Например, создал антинаркотическую организацию «ДиМак». Это сейчас мне верят и в администрации, и в школах. А ведь долго никто не верил. По идее, на небесах надо от счастья летать, а у меня счастья не было. Влюбиться тоже не мог. И только два года назад начал что-то ощущать, смог прочувствовать, что такое любовь. А 10 лет не мог.

Еще один пример. Один парень не кололся 5 лет, ходил со мной в «качалку», в жизни у него белая полоса началась. Женился, квартира у них появилась, жена беременная ходила, родила ему сына. Но счастья он не испытывал. По этой причине употребил героин. Да, ощущение счастья (как ему показалось) мелькнуло на миг, но зато потом опять мрак, сплошной мрак.

Сейчас у него нет ни жены, ни ребенка. Ходит, побирается по рынку. Понимаете, один раз поставил героин, после 5 лет воздержания и сейчас уже выбраться из ямы ему практически невозможно.

Так что, таких, как я, не знаю. Создав нерелигиозную организацию «ДиМак» я тащил, можно сказать, на себе 12 человек, ничто не предвещало беды, но только стоило ослабить свое влияние и они возвращались на иглу, а это после 3–5–7 лет воздержания.

ИЗ ПАХА ХЛЫНУЛА КРОВЬ…

С самого детства я был довольно успешным человеком, правда, немного хулиганом. Восьмой класс окончил нормально, только с неудом по поведению и постановкой на учет в ИДН. Потом ПУ №6 учился на электромонтера, далее армия (спецназ ВВС). После армии поступил в УПИ, человек я был творческий, везде организовывал разные мероприятия (КВНы, встречи, соревнования, капустники).

Ничто не предвещало беды, если бы в один жаркий день лета 1988 года не зашел ко мне друг детства и не предложил попробовать наркотик... Вот с этого момента и началось падение в бездну. Нет, не сразу, я еще полгода проучился в институте, перепробовал всяких психотропных веществ (шмаль, колеса, алкоголь) и в конце концов опять пришел к опию, к «ханке» (неочищенный героин), т.к. ничем не смог его заменить, я с первого раза оказался в его власти. И все 10 лет моей наркоманской жизни, я ждал ощущений того, первого укола, но их уже не было никогда. А было «присыпание» (цветные сны), поиски (кражи, грабежи, разводы), ломка, вокруг меня уже никого не было, были кресты на могилах старых друзей и ненавидящие меня за мои наркоманские поступки люди, жаждущие меня наказать или вообще убить.

За 10 лет своей наркоманской жизни 8 лет я ставил героин во все видимые вены, но постепенно они исчезали, на восьмом году процесс, чтобы поставить себе дозу занимал 2–3 часа, – ты в трусах, весь в кровоподтеках и тромбах на руках, ногах, плечах, шее, как поросенок на бойне. Тебя уже начинает «ломать», – сопли бегут, пот, суставы выворачивает, а ты до сих пор не можешь в себя дозу загнать. Где-нибудь на пятке найдешь тонюсенькую «капелярочку» и вводишь, половина «зелья» под кожу уйдет. Кошмар, одним словом.

Однажды после таких мучений я позвонил в Пермь другу детства, Диме, он заканчивал обучение в медицинском институте и работал на скорой помощи: «Дима, подскажи, может есть такая вена, про которую я не знаю». Он ответил, что есть в паху, толщиной с палец, здесь же, по телефону объяснил ее примерное местоположение на пальцах, я воткнул туда иглу. О, счастье наркоманское, «из паха хлынула кровь, из вены». После этого я 2 года не глядя ставил героин в пах. А как колются наркоманы – сплошная антисанитария, порой, чтобы поставить дозу, шприц в луже промывали. Вот и дожил, в паху на месте уколов образовалась дыра, она в процессе загноилась, отказали ноги, состояние наркоманской ломки стало постоянным, независимо от того, поставил дозу или нет, меня все время выворачивало и температура тела – под 40 градусов.

Я вновь позвонил Диме, рассказал о своем состоянии, самочувствии, он, подумав, поставил диагноз – сепсис (общее заражение крови). Я стал расспрашивать его, что мне делать и как долго продлится это мое состояние, на что он ответил: «Ты сам шел к этому концу, прожить еще сможешь месяца полтора, пока вся кровь не свернется, но знай, что с этим не выживают…»

Моим мученьям не было конца: температура, пот, суставы выворачивает, из дыры в паху фонтаном выпрыскивается кровь с желтым гноем, ноги не ходят. Лежу на диване один в трехкомнатной квартире и думаю: «Да сколько можно?» И я решил покончить с собой, не дожидаясь конца.

Рядом стоял торшер, я вырвал из него электрический шнур, примотал к оголенным концам две чайные ложки (чтоб контакт с телом крепче был),взял ложки в руки и воткнул вилку в розетку…

Как меня затрясло, все мышцы стянуло, ток идет из руки в руку, а голова светлая, светлая, передо мной телевизор был включен, там новости показывали, так я каждое слово из них запомнил. А смерть все не приходит. Трясло меня так минут пять. Выбил локтем вилку из розетки. Соскочил, ноги заходили, я сбегал в туалет, на кухню, наелся. Через полчаса ноги вновь отказали, я упал на пол, дополз до дивана и вызвал по телефону скорую помощь. Думаю, раз Бог не взял меня, значит, самому надо как-то выживать.

ОСВОБОЖДЕНИЕ

В больнице мне поставили катетер, взяли все анализы, закололи капельницами, я смог потихоньку на ногах стоять. Потом собрали консилиум и вынесли вердикт – сепсис. Вызвали мать, чтоб она забирала меня домой, умирать.

А через полмесяца у меня суд был, за старые грехи, (мы гараж у коммерсанта с задней стороны открыли и все вынесли от туда). Из зала суда меня посадили на 3 года в тюрьму. А жить то чуть-чуть осталось. Собаке – собачья смерть, думаю. Валяюсь на нарах, жду смерти, а она все не приходит. Месяц, два, пять проходит, меня на лесоповал в тайгу вывозят, я в санчасть захожу, показываю справку из больницы – о том, что у меня сепсис. Врач взяла анализы, через день вызывает и разводит руками: «Нет у тебя сепсиса. Я не могу объяснить, как ты в живых остался, с сепсисом не выживают».

И это она мне говорит после шестимесячного ожидания мной смерти, я уже давно со всеми попрощался, всех простил и попросил прощения, а она мне: «Нет у тебя сепсиса» . И что мне делать прикажете? Живи, она говорит, а вот такой вариант я давно исключил из своих мыслей. И вдруг, на тебе, ЖИВИ!!!

А как жить? Жить как раньше – не хочу, значит, надо жить по-новому. Я вышел из санчасти и упал на травку, отжался 2 раза и руки разъехались… Почему? А потому, что при росте 182 см я весил 46 килограммов. Представьте себе, как меня высосали наркотики и их последствия.

И вот этот дистрофик на лесоповале был сучкорубом, благодаря тяжелому топору меня хоть ветром не сносило. Зона наша была на самом севере Урала, относительно не далеко от вечной мерзлоты. Морозы доходили до 60 градусов, полярное сияние там было сказочно цветным, красота одним словом, болото, летом гнус, зимой морозище и вдобавок сами наши конвоиры и начальники были сосланы туда за нарушения (кто зека убил, кто проворовался) с большой земли, так что злые до одури.

Кормили нас на 340 рублей в месяц. В эту пайку входило 2 кг мясных костей, 1,5 кг рыбы, сечка и перловка, поллитра масла подсолнечного и килограмм сырого сахарного песку.

За невыполнение плана всю бригаду на полдня закрывали в клетку среди поля. При таком морозе на месте стоять было подобно смерти, вот мы и отжимались и приседали. Я из зоны писал письма другу Диме, и в письме были такие слова: «Ты помнишь в фильмах – каторжане, – голодные, в рванье идут, все это было в прошлом веке, а я увидел, это тут».

Раньше я думал, что ад под землей находится, а побывав в этой зоне, понял, что ошибался…

И вот наконец-то наступило 1 июня 2001 года (окончание моего срока заключения). Сначала на катере, потом на поезде я добираюсь до своего города, там, на вокзале, встречают меня старые подельники, мы с ними поехали на природу отмечать мое освобождение. Развели костер, шампура, шашлыки приготовили. И вот они достают героин, делят его на 3 дозы, я подержал руку одному, пока он ставил себе, поставил сам второму.

И вот она, моя доза – у меня в руке… В мгновение ока передо мной пролетел весь прошлый ужас – ожидание смерти, тюрьма, лесоповал, ломки, боль, а с другой стороны – чистое небо, ласковое солнышко, птички поют, шашлыком пахнет… Я пацанам говорю, делите, отдавая им свою дозу!

И в это мгновение, словно джин из бутылки невидимый вылетел и ласково погладил меня по ежику на голове, в это мгновение я почувствовал себя самым сильным и смелым на земле, так как до самого этого момента я не верил, что смогу сам отказаться от дозы.

Я начал жить по новому: устроился на работу – через день, да каждый день стал ходить в «качалку», которую, еще в молодости с друзьями построил в подвале. Желание сделать инъекцию героина по началу сильно меня подталкивало к наркомании, но я увидел выход в своем новом кредо – активной жизненной позиции. Как только возникало желание уколоться, я шел в «качалку» и колотил боксерский мешок до тех пор, пока руки поднимать не смог, зато после этого желание героина пропадало, а возникало желание понежиться под теплыми струями душа или искупаться в пруду.

Но я не мог не видеть, как один за другим погибают друзья. Еще один мой друг вышел из наркодиспансера. В трезвой жизни у него не осталось ничего. И он сам сделал себе передозировку и ушел из жизни.

И тогда я стал пытаться помочь тем, кто еще жил.

Днем на улице Лысьвы я встретил Максима, с которым сидел в колонии. Максим был явно уколотый, да еще с бутылкой пива в руке.

– Ну что, все сразу? – спрашиваю.

– И колюсь, и пью, – признался тот. – А куда себя девать?

Я стал брать Максима с собой в спортзал и бассейн, устроил на работу. И вот Максим уже давно не колется, у него появилась жена, с которой они собираются завести ребенка.

Следом за Максимом возникли и другие ребята, которым надо было помочь. Я решил, что легче всего вытащить их, если увлечь организацией каких-то интересных мероприятий.

Так семь лет назад, 19 января 2004 года, появилась организация «ДиМак», которая за это время провела сотни общественных и спортивных мероприятий и акций. Я часто бываю в школах и училищах, рассказываю подросткам, чем грозят наркотики.


…Я рассказал вам честно о своей страшной жизни не для того, чтоб поставить галочку, а для того, чтобы вы смогли задуматься и сделать выбор куда, и с кем вам по пути.

Начало в предыдущем номере.

подготовил

Андрей ГРИГОРЬЕВ

г. Лысьва, Пермская обл.


На главную