электронная газета о профилактике зависимостей
№ 11 (14) ноябрь 2011
Главный советник

Будьте друзьями своим детям

10 октября отмечался Всемирный день психического здоровья (ВДПЗ). В связи с этим событием Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В. Сербского распахнул свои двери для журналистов и телекамер России. ВДПЗ отмечается в мире с 1992 года по инициативе Всемирной федерации психического здоровья. Целью этого дня является сокращение распространенности депрессивных расстройств, шизофрении, болезни Альцгеймера, табачной, алкогольной и наркотической зависимостей, эпилепсии, умственной отсталости.

С заместителем директора по лечебной и экспертной работе, главным врачом научного центра социальной и судебной психиатрии Константином ШАКЛЕИНЫМ беседует наш корреспондент Татьяна ЛИМА.


Константин Николаевич, почему из людей, переживающих примерно одинаковые трудности, удары судьбы, психологический дискомфорт, одни прибегают к алкоголю и наркомании, а другие обходятся более, скажем, щадящими методами выхода из ситуации?

К. ШАКЛЕИН: — Я бы не стал объединять алкоголизм и наркоманию в одну тему. Применительно к наркомании есть такой термин как наркогенность, когда уже от единичного употребления возникает наркотическая зависимость. В случае с алкоголем, зависимость развивается постепенно, в течение более длительного периода времени. Сначала человек просто получает положительные эмоции от приема спиртного, затем в головном мозгу формируется устойчивая ассоциация, что алкоголь - это удовольствие. Зависимость не возникает внезапно, она развивается исподволь, когда по тем или иным, вроде бы понятным причинам, человек начинает употреблять спиртные напитки: встреча с друзьями, употребление спиртного для поднятия тонуса, празднование успеха, снятие стресса, более расслабленное общение. Со временем он не замечает, что целью этих встреч становится уже не факт общения с друзьями, а, наоборот, эти встречи - лишний повод для того, чтобы выпить. Человек ищет повод. Алкоголь начинает употребляться с целью изменения своего психоэмоционального состояния. Алкогольная зависимость переходит в стадию тяжелой, хронической болезни, чаще всего трудноизлечимой. Для алкоголика опьянение представляется наилучшим психическим состоянием. Это влечение не поддается разумным доводам прекратить пить. Алкоголик направляет всю энергию, средства и мысли на добывание спиртного, не считаясь с реальной обстановкой - наличием денег, необходимостью выхода на работу, ответственностью за малолетних детей.

Употребление алкоголя, безусловно, вызывает алкоголизм, но это не означает, что любое использование спиртного ведет к его развитию. Почему один, употребляя алкоголь, может контролировать себя, свое состояние опьянения, употреблять по общепринятым поводам, а кто-то становится зависимым человеком? Развитие алкоголизма сильно зависит от объема и частоты употребления алкоголя, а также индивидуальных факторов и особенностей организма. Некоторые люди подвержены большему риску развития алкоголизма ввиду специфичного социально-экономического окружения, эмоциональной или психической предрасположенности.

Как вы думаете, русская нация более подвержена алкоголизму, чем другие?

К. ШАКЛЕИН: — Я бы не согласился, что русская нация более подвержена алкоголизму. Нет, это не так. Среди злоупотребляющих алкоголем есть и немцы, и финны, и другие народы. В том числе замечено, что состояние опьянения у них протекает гораздо тяжелее, как и собственно форма самой зависимости. Поэтому если говорить о Европе, то я бы не стал выделять именно нашу русскую нацию. То, что у нас это распространено, не означает что у нас самая пьющая нация. Существует традиция, культура пития. В основном это проявляется в радушии, хлебосольности русского народа.

Я думаю, что именно в гостеприимстве, в желании принять человека, в желании общения каким-то краем вплетается употребление алкоголя. Именно в связи с этим возможны какие-то мысли по поводу того, что русские – самая пьющая нация.

Ситуация в стране влияет на потребление людьми алкоголя и наркотиков?

К. ШАКЛЕИН: — Конечно же, нужно учитывать социальные процессы, если говорить именно о последних десятилетиях в жизни нашей страны. К сожалению, здесь, если говорить применительно к России, расслоение, безработица, возможно, даже какая-то беспросветность будущего, когда человек думает как он будет жить дальше, играет свою негативную роль. Особенно это сказывалось и сказывается, безусловно, в сельской местности. Где люди не могут себя полностью реализовать, в результате чего многие из них пытаются уйти от этой ситуации с помощью спиртных напитков. Ведь не секрет, что удовольствия мы получаем от разных моментов нашей жизни. Мы можем получать удовольствие от похода в театр, от чтения хорошей книги, от посещения музея, от путешествия. Но нюанс здесь в том, что, например, в определенном случае определенному человеку не надо забираться на гору Давида, чтобы увидеть рассвет, ему достаточно выпить сколько-то граммов спиртного напитка, и он уже там. Поэтому именно легкость в достижении в чем-то схожего эмоционального состояния, конечно же, позволяет человеку, к сожалению, делать выбор именно в пользу алкоголя и наркотиков.

Это проще и доступнее, вы хотите сказать. Как с едой?

К. ШАКЛЕИН: — Не совсем так. Все-таки чувство голода - это наш древнейший инстинкт. Чувство стремления к насыщению. То, что хорошая еда и сытый желудок, могут доставлять удовольствие, это верно, но все-таки здесь нечто другое, потому что пища - это наша регулярная потребность.

Понятно, потребность в еде – норма, но если человек запал, скажем, на сладкое и поедает его в неограниченных количествах, это – зависимость?

К. ШАКЛЕИН: — К сожалению, в этом случае речь идет уже о психическом расстройстве, которое нужно лечить.

В случае с алкоголизмом можно говорить о генетической предрасположенности?

К. ШАКЛЕИН: — Зачастую люди, которые к нам обращаются за помощью, спрашивают, какой прогноз может быть в употреблении спиртных напитков при отягощенном генетическом анамнезе. О патологической предрасположенности детей, внуков. Могу сказать, что здесь нет никакой 100% убежденности в том, что они автоматически будут это делать. Что если папа и дедушка злоупотребляли алкоголям, то сыновья и внуки по наследству получать эту же предрасположенность к заболеванию. Наследственные факторы говорят о том, что если в какой-то период жизни человек себе позволит более или менее частое употребление спиртных напитков, то эта зависимость может у него развиться гораздо быстрее, чем у человека, наследственность которого не была отягощена никакими проблемами и зависимостями. Так или иначе, никто не застрахован от возникновения зависимости.

Что движет людьми, впервые пробующими наркотик, ведь его пагубное воздействие на человеческий организм давно не для кого не секрет?

К. ШАКЛЕИН: — Если говорить о наркотиках и отвечать на вопрос, почему люди начинают их употреблять, то, как правило, на первом месте среди причин стоит интерес: как известно, запретный плод сладок. Я согласен, что доступ к информации о вреде наркотиков, о их негативном влиянии на здоровье человека и вообще на всю его будущую жизнь, не является тайной за семью замками. Несмотря на эту, казалось бы, доступность необходимых знаний, людей, пробующих наркотик, по-прежнему много. Потому что разуму противостоят чувства - стремление поддержать в компании свое реноме как самостоятельной личности, желание быть как все, или, наоборот, выделиться, плюс еще тысяча других псевдопричин. Случаются отклонения и психические заболевания самого подростка, из-за которых он не может реализовать себя иным способом и ищет веселья и необычных ощущений в приеме спиртного или наркотиков. В подростковом возрасте могут лежать корни психических заболеваний. Некоторые из них впервые проявляются именно в этом возрасте, так как происходит психологическая и гормональная перестройка организма, и многие скрытые заболевания могут обостриться.

Ошибка всех людей, которые решили впервые употребить наркотик, в том, что они сами на себе силу зависимости никогда не испытывали. Все мы считаем себя хозяевами своей жизни, все мы уверены в том, что мы в жизни сами себе дирижеры, что мы совершаем лишь те поступки, которые способны контролировать. Попросту говоря, мы уверены в том, что совершаем те или иные действия исключительно в соответствии с нашим желанием. Увы! Человек не понимает и не принимает того, что на него может обрушиться сила зависимости. А между тем, уже после первого приема наркотика в головном мозге человека формируется так называемый центр влечения к наркотикам.

Силой природы заложено, что у человека ровный психоэмоциональный фон. Какие-то приятные моменты - у нас идет повышение настроения, если происходит что-то негативное - настроение снижается. Наркотик грубо вторгается в наш организм, оказывая влияние на эмоциональную сферу человека, в том числе на нервную систему, и повышенный фон настроения становится для человека нормой. Он уже не хочет возвращаться обратно. Жизнь вне наркотического опьянения представляется унылой, скучной и неинтересной. Если в крови такого человека в какой-то момент нет наркотика, то начинается психическая депрессия. Жизнь кажется серой, безрадостной, чего-то не достает, человек испытывает тоску, тревогу, страх, который может привести к самоубийству. Мозг работает в одном направлении – как достать наркотик, чтобы избавиться от этого неприятного состояния и еще раз пережить чувство наркотического опьянения. Вся предыдущая жизнь - родители, друзья, увлечения, учеба, работа – все теряет смысл, у зависимого остается только одно - жажда новой дозы наркотика.

К сожалению, ребята, которые употребляют наркотики, себе внушили, что они потеряны для жизни. Чувствуют себя изгоями. Они говорят себе: я проживу столько, сколько удастся прожить. Они готовы избавиться от зависимости, но сами в это не очень-то и верят.

Говорит ли это о том, что общество отвергает зависимых людей?

К. ШАКЛЕИН: — Давно сложилось негативное мнение о человеке, употребляющем наркотики. Это - человек, не имеющий ценностей и ориентиров. Общество его отвергает, в том числе из-за того, что в попытках найти деньги на очередную дозу зависимые нередко становятся на преступную дорогу. Но, я считаю, несмотря на негатив, общество должно оказывать помощь в реабилитации наркоманам и алкоголикам. Оно должно принять этих людей. В борьбе с алкоголизмом и наркоманией самое главное - убедить человека в необходимости лечения и возвращения к нормальной жизни. Безусловно, нужно давать возможность человеку измениться, изменить свою жизнь. К сожалению, пока принимают и понимают таких людей либо священнослужители, либо люди, сами прошедшие путь избавления от наркомании. Все остальные, в том числе и государевы работники, стараются их, в лучшем случае, не замечать. А вот священники и бывшие наркоманы, победившие зависимость, избавившиеся от нее, часть своей жизни безвозмездно посвящают помощи тем, кто еще находится во власти зависимости.

Алкоголизм и наркомания - это проблемы, решить которые в одиночку чаще всего не представляется возможным. Это самые настоящие болезни, требующие незамедлительного лечения, и общество должно не отворачиваться от больных людей, а помогать им скорее поправить свое здоровье.

Очень важна роль семьи и ближайшего окружения больного, без понимания и поддержки которых невозможно добиться полного исцеления.

Что вы пожелаете нашим читателям?

К. ШАКЛЕИН: — Я хочу пожелать родителям, чтобы они уделяли как можно больше времени для общения со своими детьми. Чтобы они были друзьями своим детям.

А закончить наш разговор хочется словами Антона Павловича Чехова: «Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, тем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь».

Я бы добавила к замечательным словам Чехова так понравившееся мне изречение Мигеля Сервантеса, автора «Дон Кихота»: «Не в том суть, от кого ты родился, а в том, с кем ты водишься».


На главную